Личный кабинет:
Войти  /  Зарегистрироваться

СОБСТВЕННИК ИНВЕСТИРУЕТ В АРХАНГЕЛЬСКИЙ ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ 7,5 МЛРД РУБЛЕЙ ДО 2020 ГОДА

Морские вести России

Собственник инвестирует 7,5 млрд рублей до 2020 года в развитие Архангельского тралового флота (АТФ) - крупнейшего рыбодобывающего предприятия Архангельской области с 90-летней историей. Об этом корр. ТАСС сообщили в пресс-службе облправительства.

«В рамках выполнения акционерного соглашения между правительством Архангельской области и собственником на развитие предприятия предусматриваются финансовые вливания в объеме около 7,5 млрд на период до 2020 года», - привели в пресс-службе слова исполнительного директора АТФ Сергея  Несветова.

Большая часть средств предназначена для строительства новых и модернизации действующих судов. Порядка 150 млн рублей планируется вложить в этом году в береговую инфраструктуру - в рыбный порт АТФ. С начала года в нем разгрузилось уже 32 судна самого тралфлота и других рыболовецких компаний.

По словам заместителя министра агропромышленного комплекса и торговли региона Алексея Коротенкова, Поморье активно развивает связи с дальневосточными партнерами по доставке рыбы через Северный морской путь в порт Архангельск с дальнейшей реализацией в центральные регионы России. АТФ готов увеличить объемы перевалки дальневосточной рыбы до 100-150 тысяч тонн в год.
АТФ был приватизирован в ноябре 2013 года. Госпакет акций за 2,2 млрд рублей приобрела компания «Вирма», входящая в «Северо-Западный рыбопромышленный консорциум» (СЗРК). Согласно акционерному соглашению правительство Архангельской области в течение пяти лет будет контролировать экономическую политику приватизированного АТФ. Это подразумевает, что без согласия властей собственник не сможет сменить «прописку» предприятия, изменить основной вид деятельности и списывать суда.

18.09.2015

INFRANEWS
В развитие Архангельского тралового флота инвестируют 7,5 млрд. руб.


SEAFARERS JOURNAL
Российский судовладелец инвестирует в развитие флота 7,5 миллиардов рублей


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ
С Фарерских остров в Архангельск прибыл транспорт с 2400 тоннами рыбы


Областная газета «Правда Севера»
Транспорт под флагом Багамских остров доставил в Архангельск 2400 тонн скумбрии


ИА «Двина-Информ»

С Фарерских остров в Архангельск прибыл транспорт с 2400 тоннами рыбы


FISHRETAIL
С Фарерских остров в Архангельск прибыл транспорт с 2400 тоннами рыбы


ADVIS.RU
Грузовой участок АТФ станет перевалочной базой Северного морского пути


NEWS29.RU
Архангельский траловый флот станет перевалочной базой Северного морского пути



РЫБЗАВОД АТФ: ВСЕ ПОЗИЦИИ - ТОПОВЫЕ


В рыбном порту Архангельского тралового флота (в Маймаксе) идет разгрузка большого транспорта «Green Tromso», который привез в областной центр 2400 тонн скумбрии. Судно доставило улов траулеров АТФ из района Фарерских островов. Руководство рыбоперерабатывающего завода тралфлота уверено: сложные времена позади, сырье высочайшего качества всегда рядом и можно думать только о развитии.

Рыбоперерабатывающий завод АТФ возобновил производство в начале 2014 года, после нескольких месяцев вынужденных «каникул». Перед приватизацией тралфлота он оказался на грани закрытия.  Тогда завод выпускал всего порядка восьми тонн продукции в месяц — в десять раз меньше, чем в лучшие для себя времена  Часть постоянных покупателей, обеспокоенных глобальными переменами в жизни тралфлота, временно прекратила сотрудничество с заводом.

 «Остановить производство легко — попробуйте запустить заново: люди поуходили, система сбыта была нарушена, - переживал тогда генеральный директор АТФ Алексей ЗАПЛАТИН. - Пока планируем восстанавливаться и выпускать до 25 тонн продукции в месяц».

Вскоре после смены собственника — уже к весне 2014 года — завод перешел на самоокупаемость.

За прошедшие полтора года на предприятии многое изменилось. Первоначально заданная планка в 25 тонн превратилась в реальный результат — 60 тонн готовой продукции в месяц. Коллектив увеличился практически вдвое. При этом интенсивных капитальных вложений в данное направление деятельности тралфлота не потребовалось - имеющихся технологий оказалось достаточно.

«Ассортимент остался прежним, а вот количество покупателей значительно возросло. Конечно, большая часть продукции остается в Архангельске. По линии розницы мы успешно сотрудничаем с ТС «Фудмаркет», «Альбатросом» (два магазина в областном центре), магазином «Дары моря» в Соломбале, с МУП «Центральный рынок» и многими индивидуальными предпринимателями, которые там работают и закупают рыбу,  а также торговым домом «Каравелла», - рассказывает директор рыбоперерабатывающего завода АТФ Татьяна ЕФИМОВА. - У «Каравеллы», кстати, открыты филиалы в Котласе, Плесецке и Онеге. Кроме того, у нас есть оптовый покупатель в Вельске со своей сетью магазинов и в Котласе. Получается, охватываем практически всю область».

Своя торговая точка у предприятия одна — здесь же, у входа в Маймаксанский рыбный порт. Сюда без дополнительной рекламы приезжают покупатели из всех округов Архангельска. Рядом заканчивается строительство нового торгового павильона: горожанам больше не придется тесниться в очереди за деликатесами в стареньком вагончике. Рыбоперерабатывающий завод АТФ по-прежнему ориентируется на производство простой, но самой любимой северянами и всегда востребованной продукции: свежемороженой рыбы (стейки — в тралфлотовском магазине); соленой сельди, скумбрии и трески; скумбрии, палтуса, мойвы, окуня, зубатки и ерша холодного копчения; зубатки, окуня и трески горячего копчения; в летний период — вяленого ерша. Все позиции в ассортименте — топовые, «балластовых» нет.

 «У нас есть серьезное конкурентное преимущество, позволяющее гарантировать высокое качество продукции для покупателей: на завод поступает рыба, которая только что «приехала» с моря и ни на каких «перевалочных базах» не лежала. Она сразу же направляется в холодильник или в переработку, а затем — в торговую точку», - продолжает Татьяна ЕФИМОВА.

Как узнать на прилавках продукцию Архангельского тралового флота? Все пресервы, произведенные на рыбоперерабатывающем заводе АТФ, являются брендированными. Как пояснила Татьяна Ефимова, не раскрывая пока всех секретов (над брендом еще предстоит большая работа), новые экономические условия — хороший стимул для маркетинговых идей.

АТФ по-прежнему закупает для коптильных печей германского производства только натуральное топливо: опилки определенных пород дерева, выдержанные, освободившиеся от смолы и высушенные естественным путем. Предприятий ЛПК вокруг много — недостатка в поставщиках нет. Довольно затратный (как говорят специалисты завода — только по времени), но проверенный метод: процесс горячего копчения длится порядка трех часов, холодного — пяти-шести. Есть, конечно, способы коптить рыбу быстрее и дешевле, однако тогда она будет только пахнуть «дымком».

 «При выборе продукции в магазинах обращайте внимание на ее цвет, - советует Татьяна Ефимова. - У рыбы натурального копчения не может быть чересчур яркой и насыщенной окраски. Обычно такой эффект достигается при крашении рыбы жидким дымом. То, что товар радует глаз, не всегда означает его высокое качество - Если на прилавке выложена рыба без указания производителя на ценнике (к сожалению, чаще всего пишут просто «Скумбрия копченая. Архангельск» или, к примеру, «Стейки трески. Россия»), попросите этикетку: продавец обязан вам ее показать. К слову, в Архангельске большинство покупателей отлично разбираются в рыбной продукции — их не обманешь. Использовать какие-либо искусственные технологии бессмысленно. Скорее, это свойственно рынкам Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов».

 По словам исполнительного директора ОАО «Архангельский траловый флот» Сергея НЕСВЕТОВА, в береговую  инфраструктуру АТФ в 2015-м будет вложено 150 млн, столько же предполагается на 2016-й.

«Рыбоперерабатывающий завод — очень перспективное направление деятельности АТФ. Мы подходим к пределу его производственных возможностей и рассматриваем варианты  модернизации завода. Наша продукция пользуется спросом — значит, стратегия выбрана правильно: пусть рыба будет не самой дешевой, но зато самой вкусной. Мы не используем «жидкий дым» и прочую «химию», которая, возможно, удешевляет и ускоряет процессы. Мы любим рыбу и не хотим над ней «издеваться». Рыбзавод АТФ ориентирован преимущественно на региональный рынок, и в наших планах закрепиться на нем с долей около 70 процентов», - добавляет Сергей Несветов.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

 Алексей КОРОТЕНКОВ, заместитель министра агропромышленного комплекса и торговли Архангельской области:

- Архангельский траловый флот не просто выполняет акционерное соглашение — вкладывает большие деньги в развитие.  Самое главное для рыбаков - то, чего они ждут от федеральных и региональных властей — понятные правила ведения бизнеса, которые, на мой взгляд, определились в последние годы.

Ситуация на рынке сегодня такова, что не продавцы ищут покупателей, а покупатели продавцов. Хорошо, что наши предприятия, ведущим из которых является АТФ, «не научились» использовать различные химические, влагоудерживающие и другие добавки: продукция безопасная, очень качественная и вкусная. Да, объемы не так велики, но мы делаем ровно столько, сколько нужно нашему рынку.

Другое дело, что не все умеют рыбу продавать. Порой она «закутана» в целлофановые пакеты так, что невозможно понять, треска это или, к примеру, путассу, не то что прочитать данные о производителе. В этом направлении нам — министерству АПК и торговли — еще предстоит большая работа с ритейлом: научить продаже рыбной продукции так, как это делается, например, в Норвегии, Португалии, Японии, Китае. В этом отношении стоит отметить архангельские магазины «Альбатрос», Центральный рынок (это, кстати, тоже постоянные партнеры АТФ) — там работают профессионалы, отлично умеющие выкладывать товар.
Работа над единым брендом для местной продукции продолжается. Мы ставим себе задачу защитить нашего товаропроизводителя, донести до покупателей идею о том, что, покупая местное, они не только «голосуют рублем» в пользу качества, но и поддерживают налогоплательщиков региона: эти деньги останутся в бюджете области, города и пойдут в том числе и на решение социальных задач.

Министерство использует любую возможность для того, чтобы показать продукцию предприятия за пределами региона, на всероссийских и международных выставках, форумах и других отраслевых мероприятиях.  В конце августа в Санкт-Петербурге проходила выставка «Агрорусь», на которой рыбная отрасль  нашего региона была представлена товарами АТФ и продукцией рыболовецких колхозов. После этого, в ходе визита в Архангельскую область, губернатор Северной столицы Георгий Полтавченко начал переговоры об увеличении поставок рыбы на рынок Петербурга.

19.09.2015
Рита ИЛЬИНА. Фото: Алексей Липницкий

"БИЗНЕС-КЛАСС АРХАНГЕЛЬСК"


НЕЗАБЫТОЕ СЛОВО «ВЕРФЬ»: АРХАНГЕЛЬСКИЙ ТРАЛФЛОТ РАЗВИВАЕТ ДОКОВОЕ
И СУДОРЕМОНТНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 Маймаксанская судоверфь - база технического обслуживания Архангельского тралфлота -  уверенно возвращается на рынок: график работ расписан на несколько месяцев вперед. В 50-е годы прошлого века судоверфь была известна далеко за пределами СССР. В начале 90-х предприятие вошло в состав тралфлота как база техобслуживания (БТО) и, пережив с ним не один кризис, к концу 2013-го оказалось на грани развала. Николай СОЛОМЕННИКОВ, пришедший руководить БТО по приглашению нового собственника АТФ, с удивлением обнаружил, что здесь есть все для эффективной работы.

Основной задачей БТО на протяжении последних двух десятилетий было междурейсовое обслуживание судов Архангельского тралового флота. Однако денег у АТФ катастрофически не хватало и суда ремонтировались по принципу: «подлатали – и в море». Без серьезных поломок обходилось только благодаря усилиям судовых механиков – недофинансирование базы техобслуживания неизбежно сказывалось на качестве работ.

«Было пусто и грустно»

То, что оптимизацию функционирования береговых подразделений АТФ провести необходимо, сомнений не вызывало. Казалось бы, есть все резервы для развития предприятия: доков, близких к порту Архангельск, и сейчас только три (док БТО, док «Красной кузницы» в Соломбале и Лайский док, возможности приемки судов в котором объективно ограничены) - вот вам курица, способная нести золотые яйца. Ищите заказы, подключайте своих специалистов и зарабатывайте... Однако на тот момент не сложилось.

«К тому времени, когда решался вопрос о смене собственника, многие квалифицированные специалисты БТО ушли с предприятия: не видели перспектив, устали месяцами сидеть без зарплаты,  - рассказывает начальник базы технического обслуживания Архангельского тралового флота Николай СОЛОМЕННИКОВ. - Возможно, имели место просчеты менеджмента, поскольку ориентировались исключительно на ремонт своих судов.  Привлеченных заказов практически не было».

В последние годы перед приватизацией - покупкой пакета акций находившегося в государственной собственности АТФ компанией «Вирма» (Северо-Западный рыбопромышленный консорциум) - док сдавался в аренду. И мало кто сомневался, что у БТО нет перспектив и от этого направления работы тралфлоту в конечном итоге придется отказаться.

 «Когда я пришел сюда, на причалах было пусто и грустно. Заработная плата специалистов на производстве не превышала 15 тысяч рублей в месяц. На ремонт вставало в лучшем случае два-три судна в год. Сейчас, кстати, за полтора года док принял уже более тридцати судов, - отмечает Николай Соломенников. -  Мы приехали сюда с серьезными намерениями и надолго. Мне новым руководством была поставлена задача наращивать объемы производства и пропорционально увеличивать количество рабочих мест».

Сегодня в цехах и доке работают 84 человека - почти в полтора раза больше, чем до приватизации АТФ. По отзывам Николая Соломенникова, в БТО стала охотно идти молодежь (а это уже показатель!) - дня не проходит без звонка с вопросами о вакансиях. Заработная плата поднялась до конкурентоспособной, в том числе в сравнении с ведущими предприятиями отрасли в регионе.

В длину и в глубину

«Когда я приехал в Маймаксу, то с удивлением обнаружил, что капитальные вложения  в производство, конечно, требуются, но не так чтобы срочно - их можно распределить на оптимальное для АТФ время, - продолжает Николай Соломенников. - В цехах имеется уникальное оборудование, позволяющее выполнять весь комплекс судоремонтных работ. У БТО есть своя кузница, ацетиленовый, литейный цеха, радиотехнический центр, конструкторское бюро. Ходил по территории и радовался тому, что мы и в современных экономических реалиях можем предложить судовладельцам не меньший спектр услуг, чем коллеги из Мурманска».
Инвестиционная политика, разработанная новым руководством Архангельского тралового флота, рассчитана на параллельное развитие всех направлений производства. В рамках этой политики в 2015 году на БТО началось обновление оборудования в цехах, сделан ремонт причальной линии - 150 метров из 359. На эти цели направлено более 30 млн рублей.

Для очистки корпусов судов вместо пескоструйных машин, от которых за рубежом уже отказываются, куплена гидроструйная: аппарат высокого давления (до 500 бар), позволяющий качественно удалять старую краску без применения абразива.

На 2016 год запланирован ремонт остальных причалов, покупка передвижного крана, продолжение ремонта цехов и складов, приобретение высокотехнологичного оборудования.

«Ряд инвестиционных проектов уже реализован. В частности, проведены дноуглубительные работы. Новая стратегическая задача -  увеличение длины и, соответственно, грузоподъемности дока, - поясняет заместитель начальника базы технического обслуживания Архангельского тралового флота по коммерческой работе Иван КИБИРЕВ.  - Сейчас мы можем принимать суда длиной до 85,5 и осадкой до пяти метров. После завершения реконструкции причальной линии БТО будет готова ремонтировать суда длиной уже до 100 метров: это позволит повысить востребованность услуг АТФ на рынке. Кстати, из 32 судов, прошедших у нас докование за последние полтора года, только шесть направил непосредственно тралфлот. Поступают заказы от других судовладельцев Архангельской области, от мурманчан, в августе заходило судно с портом приписки Санкт-Петербург. Именно к нам в июле обратились за помощью владельцы частной норвежской туристической яхты «Хавелла», потерпевшей аварию в Белом море. Как и рыбный порт Архангельского тралфлота, мы работаем круглогодично».

Нет конкурентов -  есть партнеры

По словам Ивана Кибирева, БТО успешно выполняет ремонт судов как частных, так и государственных компаний, например Росморпорта и ФГУП «Гидрографическое предприятие», и «спокойно уживается с «Красной кузницей».

«Я бы не стал называть базу техобслуживания АТФ и «Красную кузницу» конкурентами. Это наши партнеры, с которыми сегодня мы восстанавливаем судоремонтный рынок в Архангельской области, стараясь предоставлять качественный сервис, - добавляет Иван Кибирев. - Территориально доковое производство АТФ расположено очень выгодно: близко к приемному бую реки Северная Двина. Мы и судоремонтники, и владельцы дока, и судовладельцы в одном лице - а значит, хорошо понимаем потребности заказчика и можем предложить ему весь спектр услуг. И, пожалуй, никто в регионе не имеет такого опыта ремонта траулеров и оборудования для рыбодобычи».

 В августе на ремонте в БТО стояли два нефтегазовых судна, готовили к очередному рейсу траулер «Ачинск».

Это судно в свое время стало для нас знаковым - первым, на котором после приватизации предприятия был выполнен «классовый» ремонт, - вспоминает Николай Соломенников. - Все как будто наблюдали - справимся или нет. Рынок судоремонтных услуг не такой уж большой, все всех знают. И вот после «Ачинска» заказы пошли... С начала 2014 года мы не получили ни одной рекламации - только положительные отзывы, в том числе от Северного морского пароходства, специалисты которого отмечают, что такого спокойного судоремонта не видели с советских времен».

В перспективе БТО сможет принимать и иностранные суда, добавляет Иван Кибирев.

«Сейчас мы ориентированы на российских судовладельцев, - уточняет он. Мы предлагаем услуги по техническому управлению флотом. Системный подход избавляет судовладельца от необходимости «бегать по рынку»: механико-судовая служба заказчика совместно с нашими специалистами составляет оптимальный график ремонтов, соответствующий графику выходов в море, и компания уже ориентируется на гарантированные договором сроки выполнения работ. Партнеров приглашаем в Архангельск, чтобы они на месте посмотрели все, чем мы располагаем».

Руководство АТФ рассматривает доковое и судоремонтное производство в числе приоритетных направлений развития предприятия.

«Мы сработали «в плюс» уже в первый год, и сейчас продолжаем развиваться», - подчеркивает Николай Соломенников.

К слову, руководитель БТО, назначенный новым владельцем АТФ, оказался старым знакомым тралфлотовцев: российско-норвежская компания, в которой он работал, занималась ремонтами и модернизацией судов для АТФ - «Капитана Горбачева», «Клинцов», «Ветлуги», «Ачинска». И капитаны, и механики о нем отзываются одинаково: профессионал.

«Когда у предприятия нет заказов - это ошибки руководства, за которые оно и обязано нести ответственность, - считает Николай Соломенников. - На коллективе это отражаться не должно. Наши работники уверены в том, что зарплату получат вовремя. И мы делаем все, чтобы корабли в док приходили».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

 Иван КИБИРЕВ, заместитель начальника базы технического обслуживания АТФ по коммерческой работе:

- Мы надеемся участвовать во всех проектах, связанных с развитием Севморпути: это проекты будущего и для Архангельской, и для Мурманской областей. Удобно расположенная база ремонта - неотъемлемое звено любой транспортной логистической цепочки.

28.08.2015
Рита ИЛЬИНА. Фото: Алексей Липницкий
"БИЗНЕС-КЛАСС АРХАНГЕЛЬСК"

РЫБА ПОШЛА В РОСТ


Фото Алексея Селиверстова

Год назад компания «Вирма», входящая в Северо­-Западный рыбопромышленный консорциум, приобрела Архангельский траловый флот – старейший промысловый флот на Cевере России. За это время годовая прибыль предприятия уже увеличена в 30 раз: с 32 до 904 миллионов рублей.
О перспективах АТФ, тенденциях в рыбодобывающей отрасли и специфике бизнеса рассказывает председатель совета директоров НП «СЗРК» Дмитрий Озерский.

Ситуация на рынке

– Сильно ли введение санкций и контрсанкций отразилось на рыбодобывающей отрасли?
– С точки зрения рыбодобытчиков, общая ситуация в рыбопромысловой отрасли за последнее время мало изменилась. Мы по-прежнему имеем возможность продавать рыбу и на экспорт, и на внутренний рынок и при принятии решений исходим только из рыночной ситуации. Разговоры о введении ограничений на продажу рыбы на экспорт чиновниками ведутся, но пока конкретные меры не приняты. И я думаю, что ни к чему хорошему они бы не привели. Так что мы по-прежнему зависим главным образом от промысловой обстановки и объемов вылова, которые нам ежегодно рекомендуют ученые. И затем запасы, например, трески, пикши и палтуса, определяются в виде общих допустимых уловов в рамках совместной российско-­норвежской комиссии, так как эти запасы у нас совместные с Норвегией. Так сложилось, что в Северном бассейне мы вылавливаем большую часть рыбы в норвежской зоне.

– Где сейчас выгоднее продавать рыбу – на внешнем или внутреннем рынке?
– Эмбарго, запрещающее ввозить в Россию рыбу из стран ЕС, Норвегии, Канады и других стран, существенно повлияло на ассортимент и цены на прилавках. Но нельзя забывать, что в целом все компании работают в условиях исторически сложившейся культуры потребления того или иного вида рыбы в каждой стране и регионе. Спрос на рыбу и морепродукты очень консервативен и не всегда логичен. Поэтому отслеживать рыночную ситуацию нужно отдельно по каждому виду рыбы. Например, продукция нашего нового предприятия, которое мы приобрели год назад, – Архангельского тралового флота (далее АТФ. – «Эксперт С­3») – это больше чем наполовину пелагические породы рыб: мойва, сельдь, путассу, скумбрия. Это так называемая народная рыба, она всегда продавалась преимущественно в России, потому что здесь есть традиция ее потребления. А минтай, более дешевую и самую массовую рыбу тресковых пород, добываемую на Дальнем Востоке, в России покупают мало. Раньше в СССР она была очень дешевой, и ее покупали бабушки для кошек. Так сложился определенный стереотип. Хотя как продукт минтай обладает прекрасными качествами. Краб не является приоритетным продуктом для россиян.

Если же говорить о выгоде… Сельди, например, норвежцы ловили примерно столько же, сколько и мы, и даже немного больше, и ввозили ее преимущественно в Россию. Когда на поставки наложили вето, на российском рынке сельди стало вдвое меньше, соответственно, и цены на оптовом рынке выросли также вдвое: с 45 до 90 рублей за килограмм.

Семга и лосось все еще присутствуют в магазинах, но цены на эту рыбу выросли чуть ли не втрое. Соответственно, нам стало выгоднее продавать больше рыбы на внутренний рынок, чем раньше. Плюс в целом увеличился спрос. Вслед за ростом цен на сельдь и лосось, а также из­-за динамики курса валют произошел рост цен и на другие виды рыбы. Та же мойва, которая всегда поставлялась нами только в Россию, подорожала с 32 до 64 рублей за килограмм на оптовом рынке.

– Всех потребителей волнует вопрос: если это русская рыба, ловится и продается она в России, почему она так подорожала? Причем тут курс евро и доллара?
– Это сугубо рыночная конъюнктура, от нас она практически не зависит. Мы в основном работаем с оптовыми покупателями, которые платят живые деньги. Мы, рыбаки, должны продать рыбу и получить деньги сразу, так как нам надо покупать топливо, платить зарплату, ремонтировать и модернизировать флот и так далее. И политику ценообразования в цепочке перекупщиков мы не отслеживаем.

При прочих равных условиях нам все же выгоднее продавать рыбу в России, так как при экспорте мы платим пусть и небольшую, но пошлину. После вступления в ВТО эта пошлина постепенно снижается, но она еще не обнулилась. Но даже в 2014 году после роста курса евро и доллара более 50 % трески нами было продано в России. Другой вид рыбы – палтус – мы абсолютно весь продаем в России, а в Китай уходят головы и хвосты. То есть палтус – хороший пример, когда лучшая продукция идет на российский рынок, а за границу – только субпродукт. Палтус стоит дороже трески, дороже минтая и сельди. Его вообще не очень много добывают, и сейчас из Норвегии, Канады и других стран его не поставляют. В нашей стране есть традиция его потребления, он считается у нас деликатесной рыбой. Соответственно, нельзя говорить, что на российский рынок идет только дешевая продукция. И иностранные закупщики не в состоянии бороться с нашим внутренним спросом на рынке.

– В 2015 году ожидается дальнейший рост цен на рыбу?
– Я думаю, что основной рост цен происходит сейчас, в первом квартале года. Дальше, если рубль будет укрепляться, и цены на рынке будут снижаться. Все зависит от курса валют, потому что большая часть добываемой рыбы является экспортным продуктом, и производители всегда ориентируются на расценки внешнего рынка.

Приобретение АТФ

– Год спустя какое значение для компании имеет покупка Архангельского тралового флота?
– Сейчас уже можно сказать, что это было правильное решение. Мы управляем этим активом с 1 февраля 2014 года. Прибыль предприятия до нашего прихода, в 2013 году, составила примерно 32 млн. рублей. Но уже в 2014 году, несмотря на все сложности, с которыми мы столкнулись, прибыль до налогообложения возросла до 904 млн. рублей – почти в 30 раз. Для нас оказалось приятным сюрпризом, что у предприятия существуют скрытые резервы, которые мы, учитывая наш опыт управления, смогли выявить. И я надеюсь, эта ситуация будет только улучшаться.

– Какие управленческие решения способствовали такому росту прибыли?
– Прежде всего, мы избавились от убыточного флота. Продали весь металлолом, подключили к реализации квот собственные эффективные суда, в том числе и те, которые специально были приобретены с целью дальнейшей передачи Архангельскому траловому флоту. На сегодняшний день это основная квотосодержащая компания для нашего холдинга и один из наших основных активов: по групповой выручке это около 40 % от общей выручки СЗРК. Важно, что в ассортименте АТФ большое количество пелагических видов рыб, которых у нас раньше не было.

– По итогам 2015 года вы ожидаете еще большего увеличения прибыли?
– Мы не ожидаем намного больше прибыли, потому что объемы квот сократились на 10 % в 2015 году, и мы примерно представляем, сколько вообще можем заработать на этом предприятии. Но, конечно, еще есть резервы по сокращению издержек, и я думаю, что прибыль в рублях в 2015 году может вырасти по сравнению с 2014 годом, в основном учитывая курсовые разницы.

– Покупка была обременена целым рядом гарантий…
– Да, во-первых, мы обязались поставлять рыбу на берег. В этом году мы направили 25 % добытой рыбы и донных пород (треска, пикша), и пелагических (неглубоководных) именно в Архангельск. Раньше мы думали, что это будет достаточно сложно, учитывая то, что Архангельский порт замерзающий и работает всего лишь шесть­-семь месяцев в году. Мы не понимали, как такое количество продукции здесь можно реализовать. Были риски и с точки зрения логистики, также мы опасались сильно потерять в цене. На практике все эти условия оказались не столь страшными. Не буду лукавить и говорить, что вся эта продукция осталась в Архангельске – какая­-то ее часть разъехалась по другим регионам. Но мы выполнили условие: загрузили работой порт, все холодильники были заполнены, и все, кто хотел, купили рыбу в Архангельске.
Во­-вторых, мы обеспечили социальные гарантии сотрудникам. Сокращения кадров практически не было. Дело в том, что у предприятия помимо добывающего флота есть еще серьезная береговая составляющая – большая ремонтная база, порт. Мы сохранили людей и постарались сделать эти «недобывающие» активы хотя бы неубыточными. В будущем рассчитываем их тоже сделать прибыльными за счет оказания судоремонтных услуг и обслуживания судов (стоянка, разгрузка и загрузка сторонних судов, использование холодильных камер и так далее).

– Перед выставлением на продажу АТФ было много разговоров и дискуссий о необходимости этой меры. С региональными властями сейчас отношения выстроены?
– Архангельская область фактически является нашим акционером в АТФ, акционерное соглашение с областью подписано до 2018 года. На сегодняшний день у региона есть одна акция, но она по сути «золотая» и может фактически решать все основные вопросы деятельности АТФ. Если вначале между нами и администрацией региона было какое­-то взаимное недоверие, то сейчас мы прекрасно сотрудничаем в рамках нашего, если можно так назвать, государственно­-частного партнерства. Результаты АТФ за 2014 год в сравнении с предшествующими годами говорят сами за себя. Часть налогов остается в регионе, и наш успех взаимовыгоден. Так как мы поставляем рыбу именно в Архангельскую область, то участвуем в обеспечении продовольственной безопасности. Так что сейчас у нас есть полное взаимопонимание, и мы рады, что находим поддержку руководства Архангельской области в тех направлениях развития, которые мы наметили для АТФ.

Специфика бизнеса

– Насколько сложно вообще работать в этой сфере?
– Рыбодобыча – это не нефть, не недвижимость, не ритейл… Это тяжелый и рискованный, не такой благодарный, как некоторые другие, но очень интересный бизнес.
Основные статьи расходов здесь – это топливо, зарплаты и ремонт судов, примерно по 15 %, итого 45 %. Снабжение и так далее – все остальное. Если говорить о рентабельности бизнеса в этой сфере, то она должна составлять порядка 20–30 %. Бизнес высокорискованный, иначе невозможно приобретение новых активов, новых судов, ремонт и модернизация существующего флота… При этом нам никогда не перепадало бюджетных денег, мы всегда развивались в основном на кредиты российских банков и собственные средства.

– Сейчас у вас тоже есть заемные средства?
– Да, конечно, как в руб­лях, так и в валюте. В том числе на приобретение АТФ нас кредитовал Северо-­Западный банк Сбербанка России. Но процентные ставки у нас хорошие, они нас вполне устраивают: порядка 12 % в рублях и 6–8 % в валюте. В целом у нас достаточно низкая кредитная нагрузка, мы подходим к этому очень взвешенно. Но если бы появился какой-­то проект, на который мы бы хотели привлечь еще деньги, то возможности для этого есть. Просто сейчас нет достойного проекта и есть определенные риски, связанные с грядущими изменениями в распределении квот, которые мы хотели бы сначала прояснить.

– Почему рыбодобытчиков так беспокоят грядущие в 2018 году изменения законодательства?
– По мере приближения 2018 года у рыбаков становится все меньше и меньше определенности. Все заняли выжидательную позицию, пока не прояснятся изменения законодательства о порядке распределения квот на вылов. Уже сейчас ходят разные проекты изменений в федеральный закон о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов. Не все рассчитывают, что он будет скорректирован в лучшую сторону. В том числе и поэтому сейчас мы не планируем каких­-то новых приобретений и собираемся сконцентрироваться на тех активах, которые у нас есть сегодня. До 2018 года осталось еще четыре года, но такие приобретения, как АТФ, так быстро не окупаются.

Если комментировать весь список предлагаемых нововведений, то наш разговор будет очень долгим. Но самое главное здесь, как мы считаем, вот что: рыбаки должны иметь уверенность в будущем. То есть закрепление квот должно быть долгосрочным, как минимум на 25 лет. И очень хорошо, что Росрыболовство это поддерживает.

Но существуют поползновения отобрать у нас квоты под самыми разными предлогами. Например, ввести квоту «под киль». Я это вижу так: какая­-нибудь компания, у которой сильнее административный ресурс, заявит, что строит десять судов – и ей дадут 30 % от всего пирога, а между всеми остальными распределят оставшиеся 70 % квот. Есть еще другие предложения: ввести специальные квоты под переработку, отдать больше квот «прибрежке» и так далее.

– В каком направлении, на ваш взгляд, следует развивать законодательство?
– Что для отрасли действительно важно – не менять правила игры. Действующий механизм хороший, он работает. Распределение квот – это некий аналог приватизации в нашей отрасли. Но эта приватизация в рыбной отрасли происходила в 2004 году, и она была гораздо более справедливой, чем та, ваучерная. Почему? Потому что здесь все произошло по историческому принципу: сколько ловили рыбы компании за предыдущие три года, такую долю квот им и определили. Сюда вошли и те квоты, которые мы покупали в течение трех лет подряд на аукционах, и те квоты, которые нам выдавали по коэффициентам на суда, и так называемые научные квоты. Такой порядок и установился в 2004 году сроком на пять лет, в 2008 году их справедливо продлили на десять. И мы рассчитываем, что в 2018 году правила не поменяют серьезно, и период закрепления будет продлен уже на 25 лет. Потому что срок службы судов составляет порядка 40 лет. Срок окупаемости судна – 10–15 лет, но на нем же надо и что­-то заработать. И, закрепляя квоты лишь на десять лет, государство вряд ли может рассчитывать на то, что рыбопромышленники бросятся строить новые суда и активно инвестировать средства в эту сферу, не имея действительно долгосрочных гарантий.

Понятно, что руководство отрасли и правительство в целом, рассматривая изменения в федеральное законодательство, очевидно, стремятся обеспечить стратегическую продовольственную безопасность страны и наполнить рынок продукцией. Но, учитывая наш опыт работы с АТФ, можно вообще не придумывать какой­-то передел квот, а просто закрепить по каждому виду рыбы минимальный процент поставок на берег, исходя из традиций и объемов потребления каждого вида.

Тем более, что вся рыба, которая добывается сегодня в российской экономической зоне, сначала поставляется в Россию и лишь затем направляется на экспорт. Но если нам полностью запретят экспорт, то это убьет бизнес. Тогда мы будем ловить только сельдь, и стоить она будет запредельно дорого.

– Что вы думаете о развитии прибрежного и озерного промышленного рыболовства?
– Считаю, что в России основу продовольственной безопасности в части рыбной продукции, и вообще основу всего рыбного бизнеса, составляет именно промышленное рыболовство. Но никак не прибрежное, не озерное, не форелеводство и тому подобное. Это просто хорошее подспорье для регионов, где эти виды деятельности осуществляются. Но сейчас намечаются некие тенденции по смещению акцента от промышленного рыболовства в сторону прибрежного. Ходят слухи о существенном переделе квот. Мотивация в том, чтобы была возможность доставлять рыбу, например, в Мурманск, в свежем или охлажденном виде. Да, рыба в охлажденном виде сама по себе неплохая. Но рыба, обработанная и замороженная в течение одного часа после вылова в море, ничуть не хуже как сырье для береговых фабрик. Особенно если рассматривать не только фабрики, находящиеся в морских и прибрежных регионах, но и в центре России. Переработка, как известно, всегда должна находиться близко к источнику потребления, но о доставке сюда охлажденного сырья вообще не может идти речи. В реалиях российской логистики охлажденную рыбу в хорошем качестве туда просто не довезти. Конечно, в центральные регионы нужно доставлять только замороженную рыбу. На самом деле, сейчас даже сами «прибрежники» ту квоту, которая для них определена, в основном поставляют в замороженном виде.

– Каково сейчас соотношение вылова рыбы в море и в прибрежной зоне России?
– Сейчас это примерно 95 и 5 % соответственно. Да, прибрежный промысел надо развивать, но не за наш счет. Если им хотят дать из общего пирога не исторически сложившиеся 5, а 10–15 %, то это означает, что эти плюс 5–10 % хотят забрать у нас.


"Холмогоры" - новое судно АТФ. Фото Алексея Селиверстова.

– Сколько сейчас судов у консорциума и АТФ?
– На момент продажи у АТФ было 24 судна, и большую часть их мы продали на металлолом в прошлом году. Полученные деньги также вошли в финансовый результат за 2014 год. В настоящее время в АТФ лишь шесть действующих судов. Как говорил Глеб Жеглов, «правопорядок в стране определяется не количеством воров, а умением властей их обезвреживать». Так и мощь рыбодобывающей компании определяется отнюдь не количеством судов, а объемами квот, которые есть у компании, рентабельностью и производительностью этих судов. Одно современное судно сегодня может заменить три, четыре или даже пять устаревших.

– Вы приобретаете новые суда или с небольшой степенью износа?
– Сейчас, с приобретением АТФ, мы готовы к тому, чтобы начать строить новые суда. Именно строить, потому что рыболовецкие суда такого уровня просто так не приобрести, как в магазине, их всегда строят на заказ. Один из вопросов, который надо решить, где строить – в России или за рубежом. В настоящее время российские верфи, к сожалению, не могут предложить нам конкурентоспособные условия. Отчасти потому, что им такие заказы вообще не очень интересны.

Так сложилось, что еще во времена СССР рыболовецкие суда у нас не строились, а заказывались в Германии, Польше или Норвегии. Российские верфи давно специализируются на других типах судов. И понятно, что нам с рыбодобывающим судном сложно конкурировать по объему заказов, скажем, с нефтяными платформами или атомными ледоколами.

К тому же, мы не можем обеспечить крупные объемы заказов или их стабильность.
В итоге, если отечественные верфи и соглашаются, то называют какие­-то запредельные суммы и сроки строительства. Мы за эти деньги можем за границей два таких судна построить и сделать это в два раза быстрее.

Впрочем, есть опыт постройки в России: одна мурманская компания построила небольшое судно ярусного лова на заводе «Пелла» под Санкт­Петербургом, но оно что­-то уже два года никак не может выйти на промысел…

– Сколько стоит построить новое судно, и сколько судов СЗРК еще нужно?
– Построить морозильный траулер средних размеров, порядка 65 м длиной, сейчас стоит около 30–35 млн. евро. В Европе. Как правило, сейчас корпуса строят в Хорватии, Румынии, Турции или Польше, а потом суда достраивают в Норвегии.

Суда мы приобретаем в собственность. Нам их не нужно много. В принципе, есть достаточно эффективные траулеры, которые строились для России, класса СРТМ «Севрыба». (СРТМ – средний рыболовный траулер морозильный. – «Эксперт С­3») Но мы их покупали на вторичном рынке. Корабли еще относительно молодые, им по 15–20 лет. И они минимум столько же еще смогут проработать. Поэтому нам было бы достаточно одно­-два судна заложить новостроя, чтобы максимально эффективно облавливать имеющиеся у нас квоты.

Что касается добычи краба, то она является неким приложением к нашему бизнесу, но далеко не нашей основной деятельностью. В процентном соотношении в тоннах это, наверное, менее 10 % от общего объема нашей добычи. Здесь у нас тоже есть достаточно эффективные суда­краболовы, которые мы в свое время переделывали из уже не эффективных тральщиков. И они еще вполне способны работать лет 10–15.

В целом, мы ждем решения, разрешат ли строить суда за границей или будут настаивать, что их следует строить только в России. Поэтому очень мало российских рыбодобывающих компаний сегодня заказывают флот в Европе, и если и делают это, то на свой страх и риск.

– Что собой вообще представляют рыбодобывающие суда, какой продукт они производят?
– Все наши суда – это по сути фабрики, которые производят готовый продукт глубокой переработки, который именно в таком виде поступает на рынки. Большинство современных траулеров сегодня оснащены высокотехнологичным оборудованием, оно производит замороженное филе в море.

Береговые фабрики работают так: они берут рыбу, которая неделю или даже две проболталась в море во льду (или размораживают замороженную в море рыбу) и делают филе на берегу. А наши фабрики прямо на судах производят филе frozen at sea (замороженное в море) в течение часа после вылова. На прилавках часто можно увидеть якобы охлажденное филе, но, скорее всего, это уже дважды размороженная рыба. Если же разморозить наш продукт и положить рядом, то его качество окажется на порядок выше. Поэтому лично я никогда в магазине не покупаю охлажденную рыбу и филе.

Конечно, размороженную рыбу тоже надо продавать, ведь кому-­то действительно гораздо проще ее купить в таком виде и не тратить время и силы на ее правильное размораживание дома. Но честнее было бы написать на прилавке, как это делают, например, в США, refreshing. Магазины там размораживают и выкладывают на лед ровно столько рыбы, сколько надо продать сегодня днем. Но к охлажденной рыбе это не имеет никакого отношения.



География бизнеса

– У СЗРК есть производственная площадка в Великом Новгороде. Что она из себя представляет?
– Мы приобрели завод у структур «Номосбанка», достроили и запустили его. Главное преимущество этой площадки – ее расположение. Завод может работать на все основные регионы России: как на Северо­-Западный, так и на Центральный регион и другие. Кроме того, издержки на электроэнергию и заработную плату в Новгороде существенно ниже, чем в Мурманске.

Сейчас наш партнер – датская компания «A. Espersen» – арендует у нас часть площадей и производит здесь «Филе-­о-­Фиш» для всей сети ресторанов McDonald’s в России. В разных странах для производства этой начинки используют разные виды рыбы. В России это минтай, который раньше доставляли из США, а сейчас закупают на Дальнем Востоке. На остальной части завода у нас работало крупное предприятие по переработке креветки – ООО «Новая Аляска Волхов». И это тот самый пример, когда введение Россией контрсанкций практически закрыло бизнес – сырье поставлялось сюда из Дании и Канады. Сейчас мы переориентируем предприятие на переработку нашей рыбы, будем здесь делать стейки и филе.

– По каким принципам вообще работает некоммерческое партнерство «СЗРК»?
– Большая часть предприятий консорциума имеет родственных акционеров или какие-­то другие причины, по которым нам было целесообразно объединить те или иные виды промысла. В принципе, вступление в наш консорциум – дорога открытая…

Если говорить об интеграции, то можно сказать, что мы являемся вертикально интегрированной компанией полного цикла. Большая часть продукции у нас вырабатывается непосредственно на судах, даже на краболовах, и не требует дальнейшей переработки на берегу, а в таком же виде поступает на основные рынки. Помимо завода в Великом Новгороде, в Архангельске есть свой завод у АТФ. Он в основном работает на рынок Архангельской области – производит копченую и соленую рыбу и так далее, но сейчас производство растет, и мы замахиваемся на другие регионы.

Что касается географии, то основное управление, координация продаж на внутреннем рынке и экспортных поставок осуществляется из центрального офиса в Петербурге. Представительства в Мурманске и Архангельске управляют флотом, обеспечивают эксплуатацию и ремонт судов. Также есть представительства СЗРК в Москве и Петрозаводске.

Бизнес­-кейс

– Расскажите, с чего начинался консорциум и как вы пришли в этот бизнес?
– Если вкратце, то в конце 1980­х – начале 1990­х президент нашего консорциума Геннадий Миргородский занимался поставкой видеотехники в Россию. Заработанные рубли нужно было конвертировать в валюту, и единственные, у кого были живые доллары, – это были рыбаки и геологи. В какой­то момент пришлось войти в их бизнес, так как рыбаки попросили деньги в долг, потом еще и еще, но не смогли их вернуть и предложили долю в предприятии. Было много проблем, но осталось понимание, что это реальный и интересный бизнес.

В 1993 году Геннадий Миргородский пригласил меня, а я в свою очередь привел еще несколько человек, чтобы организовать наш бизнес. Также мы сразу привлекли к работе профессионального рыбака. Решили, какие нам нужно суда покупать. Во­-первых, пять малых судов, которые должны были работать в прибрежной зоне и поставлять охлажденную продукцию на берег. Во­-вторых, мы купили в Киеве три траулера типа СРТМК «Василий Яковенко» завода «Ленинская кузня», которые работали в Баренцевом море. Итого мы стартовали с восемью судами – к бизнесу мы подошли «по­-серьезному».

Тогда наши инвестиции составили около 1 млн. на покупку пяти малых судов и по 1,5 млн. за каждое из трех больших судов в долларовом эквиваленте. Итого порядка 5,5–6 млн. долларов. У нас уже тогда были наработаны неплохие контакты с российскими банками, которые сегодня уже ушли с рынка. Нам поверили, дали приличные средства под организацию производства.

Но история с малыми судами обернулась большими убытками. Мы столкнулись с тотальным воровством. По нашим сводкам, экипажи из пяти­шести человек работали исключительно в минус. И мы только потом узнавали, сколько на самом деле они реально вылавливали рыбы и продавали ее на сторону. В результате мы решили избавиться от этих судов, так как поняли, что не в состоянии контролировать их работу. Это было уже в 1994–1995 годах.

А вот с крупными судами­-морозильщиками у нас история сложилась. Тогда в отрасли был дефицит судов, можно было заводить их и получать под них квоты (еще не было долей квот, были коэффициенты на суда). Таким образом, мы получили первые квоты и постепенно, в течение 20 лет, «не вынимая трала», как у нас говорят, не отвлекаясь на побочные бизнесы, росли и развивались.

– Вложения окупились скоро?
– Первое время было довольно трудно: проценты по кредитам были высокие – на уровне 22 % в валюте. И хотя они были долгосрочные, нужно было максимально быстро их погасить.
Нам помог случай. Спустя некоторое время оказалось, что эти суммы нам не удается заработать в ходе деятельности. И когда пришло время расплачиваться, нам пришлось продать одно из крупных судов. Но поскольку его рыночная стоимость к тому моменту в 1995 году уже выросла до 3 млн. долларов, то, продав его, мы практически рассчитались с кредиторами. Это было чистое везение. Хотя можно было сэкономить, так как банк, который любил снимать рекламные ролики на исторические темы, к сожалению, к тому времени обанкротился, и нам поступали предложения о выкупе нашего долга. Но мы посчитали, что честное имя дороже.

– Предыдущие два кризиса 1998 и 2008 годов сильно сказались на бизнесе?
– Предыдущие два кризиса на нас сказались действительно сильно, потому что это были общемировые кризисы, и после них резко падала цена на нашу продукцию на всех рынках. Несмотря на то, что некоторые наши расходы тоже снижались, но резко падала цена на рыбу, падала доходность. И мы несколько лет после каждого из них очень мало зарабатывали, эти кризисы нас существенно отбрасывали назад. Сейчас цена не падает резко на внешних рынках, и работать проще.

Возродить «Океан»


Фото Андрея Алина

– Некоторое время назад на федеральном уровне обсуждалась идея возродить легендарную сеть рыбных магазинов «Океан». Считаете ли вы как предприниматель эту идею реализуемой и необходимой?
– Да, я думаю, такие магазины, и ярмарки, и какие­-то другие новые каналы сбыта помимо сетевого ритейла нужны. Возможно, это поспособствовало бы снижению конечных цен. При наших заводах сейчас есть небольшие магазины с готовой продукцией, и туда действительно выстраиваются очереди. В Архангельске мы поддерживаем ярмарки, которые устраивают частные компании. Нашу продукцию здесь продают с небольшой наценкой, и цены на рыбу оказываются гораздо ниже, чем на полках в сетевых магазинах.

Мы же видим свою рыбу на прилавках супермаркетов по цене в два-­три раза выше оптовой и понимаем, что потребителю тяжело. Но если раньше я не особенно верил в рентабельность таких форм, то сейчас, когда ассортимент магазинов все больше и больше наполняется продукцией именно российского производства, думаю, это предприятие может стать прибыльным.

– Возможно, отраслевое сообщество как раз и должно взять эту инициативу на себя?
– Мы в СЗРК добились определенных успехов в том числе и потому, что не диверсифицировали бизнес. У нас нет опыта торговли. Так что мы не рассматриваем варианты инвестиций в создание такой сети.

В магазинах типа «Океан» ассортимент должен быть гораздо шире, чем у нас. На том же Дальнем Востоке на порядок больше промысловых видов рыб, чем в Северном бассейне. У нас есть треска и пикша (что в принципе одно и то же), мойва, сельдь, скумбрия, палтус. Краб как деликатесный продукт… Вот в общем­-то и все. А ассортимент такого магазина должен включать в себя и красную рыбу, и речную, и озерную, и разные деликатесы, и все остальное. Поэтому заниматься этим следует консолидированно. Сегодня мы работаем с оптовиками, но если появится новая структура, которая будет давать нам хорошую цену и работать напрямую, то мы готовы и здесь обеспечить стабильные поставки. Так что идея в целом хорошая. Кто­-то просто должен отважиться сделать такой сетевой рыбный магазин.

Кстати, в конце апреля в Москве пройдет рыбный фестиваль. Инициатором выступило Росрыболовство. Мы считаем это очень хорошей идеей и приняли решение поддержать мероприятие и как спонсоры, и своей продукцией…

Марина СКЛЯРЕНКО,
Роман РОМАНЮК.
Журнал «Эксперт Северо­-Запад» №14, 30 марта 2015 года.

ПОД ЗАНАВЕС СТАРОГО ГОДА РУКОВОДСТВО АРХАНГЕЛЬСКОГО ТРАЛФЛОТА ВСТРЕТИЛОСЬ С ЖУРНАЛИСТАМИ.

ИА "Двина-Информ" 17.12.2014

АЛЕКСЕЙ ЗАПЛАТИН: У АТФ ГРАНДИОЗНЫЕ ПЛАНЫ ПО ВСЕМ НАПРАВЛЕНИЯМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 


В новый год руководство и менеджмент Архангельского тралфлота смотрят более чем с оптимизмом.
Сегодня генеральный директор ОАО «Архангельский траловый флот» Алексей Заплатин рассказал журналистам Архангельской области о достигнутых результатах и «высоких» планах на непростой в условиях экономического кризиса 2015 год.

Он отметил, что за 10 месяцев с момента завершения приватизационных процедур предприятие сумело погасить все долги, а их на момент передачи новому собственнику ООО «Вирма» было более 1 млрд рублей. «Ситуация изменилась кардинально. Полностью выплачен кредит Собинбанку, а это более 800 млн рублей, выполнены все остальные обязательства по кредитам, — сказал Алексей Заплатин. — По итогам 9-ти месяцев флот впервые за многие годы заплатил 20 млн рублей налога на прибыль, это показатель стабильного экономического положения предприятия».

Говоря о крупном структурном подразделении АТФ — Маймаксанском грузовом участке (МГУ), гендиректор отметил, что за период после приватизации на участке обработан солидный объем грузов. К 1 сентября количество судозаходов в порт превысило годовой итог 2013 года. Начиная с весны, в рыбном порту АТФ разгрузилось уже 21 судно с тралфлотовской продукцией, 14 судозаходов в родной порт сделали посольно-свежьевые траулеры (ПСТ) тралфлота, остальная рыба была привезена на семи транспортных судах. В Архангельск завезли не только рыбу, выловленную АТФ в Российской экономической зоне, на транспортах доставлена продукция с траулеров «Капитан Кравченко» и «Холмогоры», ведущих промысел у Фарерских островов и у Шпицбергена.

По словам Заплатина, на любом производстве люди — это главное. Поэтому особо было сказано про отсутствие долгов перед экипажами, нет задержек и по выплате зарплаты. Плавсоставу в три раза увеличена стоимость питания во время рейсов. Более того, с июня было произведено повышение заработной платы на 11%, а с начала будущего года работников АТФ ожидает еще одно повышение зарплаты — уже на 22%. К слову, на МГУ в августе — сентябре, в период пиковых нагрузок, зарплата докеров доходила до 120 тыс руб. Планируется и годовое премирование за 2014 год, поскольку ожидаемая прибыль к концу календарного года составит около 800 млн рублей.

Алексей Заплатин отметил немаловажный факт, что такая эффективная работа получилась и благодаря огромной помощи со стороны держателя 1% акций — правительства Архангельской области. «Кроме помощи от представителей исполнительной власти мы ничего не видели, — сказал Алексей Павлович. — Было заключено Акционерное соглашение, оказавшееся очень удачным вариантом, так как во многом интересы регионального правительства и АТФ совпадали. Мы считаем, что наш опыт государственно-частного партнерства достоин для подражания и распространения».

Была отмечена также и социальная ответственность АТФ, и сложившиеся прекрасные отношения с ветеранской организацией.
Совсем скоро музей Архангельского тралового флота переедет из соседнего здания Архангельского рыбопромышленного колледжа на свое постоянное место прописки. Экспозиция разместится на 200 квадратных метрах, отремонтированных с учетом современных музейных требований.

«Мы сегодня ищем высококвалифицированных управленцев, высоких профессионалов для Базы технического обслуживания, мы хотим обновить и омолодить кадровый состав, но администрация старается подходить к этому вопросу максимально корректно, — подчеркнул руководитель. — Количество работников, уволенных по сокращению штатов, по состоянию на 1 декабря 2014 года составило 38 человек, что существенно меньше 5% порога, оговоренного Соглашением с правительством области. Из плавсостава по сокращению кадров не было уволено ни одного человека».

В заключение Алексей Заплатин сказал, что в 2015 году предприятие продолжит модернизацию и расширение производственных мощностей, осваивать все квоты, намерено значительно увеличить поток генеральных грузов и количество ремонтируемых судов на Базе технического обслуживания.
Ирина Каторина.


Газета "Архангельск" 18.12.14

ТРАЛФЛОТ УВЕРЕННО ПЛЫВЕТ
Руководство предприятия рассказало о перспективах




Было: по уши в долгах

Итоги деятельности Архангельского тралового флота за прошедший год (точнее, за период с 1 февраля, когда на предприятие пришел новый хозяин) подвели его руководители на пресс-конференции.
Накануне приобретения пакета акций компанией «Вирма» госпредприятие не жило, а выживало. К февралю 2014 года суммарный долг (перед поставщиками, собственными работниками, государством и кредиторами, в первую очередь – «Собинбанком») составлял полтора миллиарда рублей. Из них просроченная задолженность по кредиту «Собинбанка» – 850 миллионов. Банк был вправе потребовать ее разового погашения – и это стало бы роковым для тралфлота. Но финансисты вошли в положение и не требовали вернуть все и немедленно.

Но финансовая проблема была далеко не единственной. Изнашивалось оборудование (холодильные установки, портовые краны), требовали ремонта причальные стенки в Маймаксанском грузовом участке, завод, производящий рыбную продукцию, работал в убыток себе, на давальческом сырье. Док приходилось сдавать в аренду, работники теряли квалификацию, снижалась трудовая дисциплина. Точно так же теряли квалификацию и рыбаки, многие из которых по нескольку лет не были в море. Что же до судов, то лишь пять из них оставались на плаву. Историю бедствий тралфлота можно продолжать долго.
И вот на предприятие пришла новая команда из Мурманска. Приехали с семьями, обосновались в Архангельске «всерьез и надолго», как заявил генеральный директор Алексей Заплатин. Не прошло и года, а уже можно говорить о позитивных результатах работы нового менеджмента.

Есть: без долгов и сокращений
За прошедшие месяцы предприятие рассчиталось со всеми долгами и прежде всего избавилось от самого тяжкого, тянувшего тралфлот на дно – долга перед «Собинбанком». Нет долгов и по расчетам с контрагентами и налогам. Впервые (по итогам девяти месяцев) был заплачен налог на прибыль в размере 20 миллионов рублей. Зарплата стала не только выплачиваться своевременно, но и пошла вверх.

АТФ заключил акционерное соглашение с правительством области, направленное на сохранение социальных гарантий работникам и развитие предприятия. То, чего так боялись труженики, – их сокращение – оказалось незначительным: лишь 38 человек покинули предприятие, и то решение об их сокращении было принято еще до смены собственника. А из плавсостава не уволили никого! Втрое увеличены нормы питания на судах, причем изменился принцип снабжения: теперь исходят не из нормативов по принципу «бери что и сколько дают», а из имеющихся финансовых средств. Экипажи судов вправе выбрать, сколько продуктов им выделить: больше картошки или, скажем, кофе.
АТФ вкладывает значительные средства в модернизацию судов. В нынешнем году отремонтирован траулер «Ачинск».

Нашлись средства и для современного дизайнерского ремонта музея тралфлота с приглашением художника, специалиста по музейным экспозициям. А ведь сколько было разговоров о том, что музей истории предприятия не сегодня завтра окажется на улице. А вместо пресловутой «улицы» – помещение в двести квадратных метров. Начали менять и облик тралфлотовского здания на Фактории: будет отремонтирован фасад, произведен ландшафтный дизайн территории перед ним.

Будет: судам – модернизация, людям – праздник
С будущего года АТФ вступает на рельсы модернизации. Компания «Вирма» намеревается передать предприятию приобретенный ею траулер «Холмогоры», где пройдет модернизация рыбфабрики. Процесс переоборудования запущен и на «Капитане Горбачеве», находящемся сейчас в Прибалтике. После его завершения судно сможет ловить до 300 тонн пелагических пород рыбы в сутки.
Столько же по окончании модернизации сможет добывать «Капитан Кравченко». После этого вся тралфлотовская квота станет достоянием исключительно судов АТФ и его работников.

Руководитель Маймаксанского грузового участка Максим Дрегало рассказал о перспективах возглавляемого им хозяйства. Это и строительство холодильника на 7,5 тысячи тонн хранения, и модернизация причалов и других портовых сооружений, что позволит принимать суда других компаний: о них здесь позаботятся – и место предоставят, и починят, и воды дадут. «Заходите в наш порт!» – призвал Алексей Заплатин.
А еще руководство АТФ намеревается возродить празднование Дня рыбака, чтобы, как прежде, он широко и весело отмечался в центре Архангельска.
В пресс-конференции принял участие и руководитель регионального агентства по рыбному хозяйству Алексей Коротенков. На вопрос, возможно ли в Архангельске создание рыбной биржи, Алексей Анатольевич ответил, что эту роль в Архангельской области выполняют сегодня три-четыре крупных игрока, среди них – АТФ.
Анатолий Беднов.


Газета "Правда Севера"

АРХАНГЕЛЬСК И ДАЛЬШЕ БУДЕТ ТРЕСКОЕДОМ



В этом году  состоялось важное  для региона событие  – был приватизирован  Архангельский траловый  флот. В ходе подготовки  к его передаче из рук  государственных в  руки частные звучало  множество прогнозов –  от мрачных до пионерски  оптимистичных. 
Одни опасались, что флот  из области уведут и народ  останется без рыбы. Другие  убежденно заявляли: давно  пора, потому как с такими  устаревшими судами у АТФ  нет будущего.
Перед областным правительством стояла непростая  задача: во-первых, сделать  все, чтобы новый собственник выполнял социальные  обязательства, во-вторых,  сохранить в лице тралфлота  налогоплательщика, и, наконец, не потерять главного  поставщика рыбы на региональный рынок.
 
Позицию Архангельской  области по этому поводу  высказал губернатор  Игорь  Орлов:
—  Главная наша задача  сделать все от нас зависящее, чтобы при смене собственника не потерять компанию для региона.  Как вы помните, региональное правительство предложило условия приватизации акций Архангельского  тралового флота – выверенные, взвешенные и, с точки  зрения интересов региона,  вполне резонные.  Если коротко, главным  условием был контроль за  действиями нового владельца – не тотальный, а лишь  в той части, что касается  «социалки» – в широком ее  понимании.  В качестве инструмента  областное правительство предложило заключить акционерное соглашение между Архангельской областью в лице  губернатора и новым собственником. Что и было сделано.
Это были уникальные условия продажи федерального имущества.  По разработанному региональным правительством  соглашению оно получило  право ввести своего представителя в состав совета  директоров АТФ, влиять  на совершаемые сделки с  имуществом, с правами на  вылов рыбы. Кроме того,  контролировать сокращение  рабочих мест и продажу не  менее четверти продукции  на областном рынке. И владелец должен в течение пяти  лет, то есть до 2018 года,  сохранить предприятие на  территории области.

Многие в тралфлоте тоже  считали, что такое соглашение – это возможность для  предприятия жить и развиваться. С одной стороны,  оно защищает коллектив, с  другой – не становится камнем на шее для инвестора,  который настроен развивать  флот.
В «рыбацком» профсоюзе  так и заявили: – Благодаря губернатору  изменилось отношение к  рыбакам, стали решаться  проблемы, годами копившиеся в отрасли. Ведь в таких  принципиальных вопросах  очень многое зависит от позиции главы области.
И вот прошло достаточно  времени, чтобы подвести  первые итоги.
Количество работников,  уволенных «по сокращению штатов», на 1 декабря 2014 года составило 38  человек. Это несравнимо  меньше пятипроцентного  порога, который значится  в акционерном соглашении  с правительством области.  Причем, что немаловажно,  ни один человек из плавсостава сокращен не был.  И с поставкой рыбы на  архангельский берег все в  порядке. Тралфлот доставил ее значительно больше  оговоренных 25 процентов  от улова.

По информации руководства флота, грузооборот рыбной продукции настолько  большой, что портовые холодильники уже забиты под  завязку, поэтому в Маймаксанском грузовом участке  модернизируют еще одно  складское помещение.
Уже нынешней осенью  количество заходов судов в  порт превысило итог прошлого года – 2013-го.  По оценкам правительства, социально-экономические обязательства, оговоренные соглашением, в том  числе по штатной численности, по сделкам с активами, доставкой продукции  в Архангельскую область,  «Вирма» исполняет.

С начала года в Маймаксанский порт судами АТФ и транспортами было доставлено более 17 тысяч  тонн рыбной продукции тралфлота. Значительно улучшились  производственные и финансово-экономические показатели. Впервые за последние  годы предприятие перечислило в казну более 20 миллионов рублей налога на  прибыль. Идет текущий ремонт и модернизация флота.  В правительстве Архангельской области заявляют  о заинтересованности в дальнейшем развитии предприятия. И собственник АТФ,  ООО «Вирма», представил  среднесрочную концепцию  развития ОАО «Архангельский траловый флот»: планируется обновление флота и  береговой инфраструктуры.В свою очередь, руководству тралфлота взаимоотношения с региональной властью «внушают оптимизм».По словам генерального  директора АТФ  Алексея Заплатина, в Архангельской  области уникальный рынок  сбыта рыбной продукции:  «И мы не будем его ломать...  Через год-два люди будут  гордиться тем, что работают  в АТФ. Но это зависит от  всего коллектива...  Как сказал Заплатин, «оказывается, Архангельск ест  очень много трески». И заверил, что она у едоков будет.
Петр КРУГЛОВ.

10.12.2014


ТРАЛФЛОТ ВЕРНУЛСЯ К «РЫБНЫМ ДНЯМ»



Смена собственника пошла скорее на пользу Архангельскому траловому флоту: по крайней мере, об этом говорят итоги работы предприятия за пять месяцев, прошедших со дня передачи полного пакета акций АТФ от Росимущества к ООО «Вирма». Грузовой участок в Маймаксе буквально завален рыбой, база техобслуживания — заказами на ремонт судов. Возобновил выпуск продукции рыбоперерабатывающий завод АТФ.

Находившийся в госсобственности Архангельский траловый флот, напомним, был продан в январе 2014 года за 2,2 млрд рублей при стартовой цене 1,8 млрд. Аукцион выиграла компания «Вирма», входящая в Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК).

Основные опасения правительства области и коллектива АТФ по поводу сделки были связаны с тем, что СЗРК, имеющему активы в портах Мурманска и Санкт-Петербурга, возможно, окажется не нужна береговая инфраструктура в Архангельске. Если так, неизбежны массовые сокращения докеров, а в худшем случае — продажа имущества и ликвидация Маймаксанского грузового участка (рыбного порта) и базы техобслуживания судов.

 В одном из первых интервью новый гендиректор ОАО «Архангельский траловый флот» Алексей ЗАПЛАТИН отметил, что на начальном этапе АТФ станет «огромной обузой, причем не только для «Вирмы», но и для консорциума в целом». Ранее на покупку предприятия и курс «интенсивной терапии» компания взяла в Сбербанке целевой кредит на сумму 3,5 млрд рублей. Возник вопрос: неужели только ради квот на вылов рыбы?

 Позднее между «Вирмой» и правительством области под контролем Росимущества было подписано акционерное соглашение. Покупатель АТФ взял на себя обязательства не сокращать численность работников тралфлота более чем на 5%, и поставлять не менее 25% продукции на региональный рынок. Пока соглашение заключено сроком на пять лет и, по отзывам руководителя областного агентства по рыбному хозяйству Алексея КОРОТЕНКОВА, собственник АТФ исполняет его без оговорок.

«Да, в какой-то момент мы действительно не видели перспектив для сохранения Маймаксанского грузового участка (МГУ), — поясняет Алексей Заплатин. - Дело в том, что холодильное оборудование в порту, хоть и проработало до нас всего пять лет, было установлено не совсем правильно с технической точки зрения, и сейчас его приходится практически полностью менять. Это стоит безумных денег. Боялись, что просто не успеем до начала «горячего сезона» провести модернизацию, и поэтому начали сокращать докеров. Впоследствии почти все они были приняты обратно».

 По словам начальника МГУ Максима ДРЕГАЛО, холодильники, за исключением одного, запущены и загружены. Суда в порт приходят регулярно, причем не только принадлежащие АТФ. Если раньше убытки береговых подразделений тралфлота покрывались за счет доходов от промысла, теперь им поставлена задача зарабатывать на жизнь самостоятельно. Такой стиль управления понравился не всем, однако сейчас и грузовой участок, и база техобслуживания (БТО) рентабельны.

«База техобслуживания не работала года два, - продолжает директор АТФ. - Сейчас она уже обеспечена заказами на ремонт судов до конца 2014. Конечно, и на БТО оборудование нужно менять, но пока денег ни на что не хватает. Задача сегодняшнего дня — восстановить то, что имеет смысл восстанавливать, и на этом зарабатывать».

  Из 23 судов АТФ, по первоначальной оценке нового собственника, в рабочем состоянии находились только пять — они и осваивают квоты. Еще несколько траулеров подлежат ремонту, остальные решено было отправить на металлолом. В то же время в мае  тралфлот обзавелся «иномаркой», сменившей название с «Карелии» на «Холмогоры»: судно построено в 1998 году на датской верфи для другого, тоже российского, покупателя и считается одним из лучших на вторичном рынке.

С начала навигации тралфлотом выловлено около 40 тысяч тонн рыбы: трески, пикши, морского окуня, зубатки, путассу, скумбрии, сельди и т. д. Квота (36 тысяч тонн по донным породам и 52 тысячи тонн по пелагическим) использована почти наполовину и, в отличие от 2013-го, в этому году, скорее всего, будет освоена полностью.
После нескольких месяцев вынужденных «каникул» возобновил производство и тоже уже перешел на самоокупаемость рыбоперерабатывающий завод АТФ.

«Остановить завод легко — попробуйте запустить заново: люди поуходили, система сбыта была нарушена, - рассуждает Алексей Заплатин. - Пока планируем выпускать до 25 тонн продукции в месяц — это примерно в три раза меньше, чем в лучшие времена».

Директор завода Алексей ФИЛЕВ (на снимке вверху) дипломатично отвечает на вопросы о внедрении новых технологий: АТФ по-прежнему, к примеру, закупает для коптильных печей только опилки определенных пород дерева на местном предприятии. Довольно дорогой, но проверенный метод. Есть, конечно, способы коптить рыбу быстрее и дешевле, однако тогда она будет только пахнуть «дымком».

«Наша продукция - товар брендовый, с которым можно выходить на рынки других регионов, - уверен Алексей Заплатин. - Но розничная торговля не самоцель для тралфлота: наша дело — поймать и привезти сюда рыбу, дальнейшее — прерогатива ритейла. Мне вообще не очень понятно, когда, к примеру, со сменой владельца АТФ напрямую связывают какие-то изменения цен на треску и пикшу на прилавках магазинов».

Как утверждает руководство тралфлота, после прихода «Вирмы» непосредственно по сокращению не был уволен ни один человек: кто-то вышел на пенсию, кто-то перевелся на другие суда и береговые участки СЗРК, некоторые работники ушли из АТФ по соглашению сторон. В то же время средняя зарплата на предприятии увеличилась на 33% - до 40 тысяч рублей.

«Кадровый потенциал в период неопределенности был потерян, и нам еще предстоит его восстанавливать, - констатирует Алексей Заплатин. - Если говорить об общем финансовом положении АТФ (за первые пять месяцев 2014-го выручка составила 1,1 млрд рублей — чуть больше, чем за январь - май 2013 года. — Прим. ред.), с долгами рассчитались практически полностью, за исключением крупного кредита, взятого прежним собственником в «Собинбанке». Так что, наверное, мы существенно продвинулись в решении текущих проблем: теперь я все чаще слышу вопросы уже не о том, есть ли работа на завтра, а о перспективах флота, предстоящих ремонтах, квотах на 2015-й... Это уже радует».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ


Николай ЗВЯГИН, капитан траулера АТФ «Конотоп»:

 - Могу уверенно говорить только за свою команду, но смену собственника восприняли спокойно. Флот устарел, и было понятно, что государство не планирует вкладываться в его модернизацию. Почти все суда пришлось бы списывать, а новые никто покупать или строить не обещал. Приватизация — логичный шаг. Что особенно важно для нас - капитанов, для ветеранов - сохранилась инфраструктура АТФ: порт, доки, рыбзавод. Людей с предприятия ушло много, но поскольку и судов стало гораздо меньше, есть кому работать.


АРХАНГЕЛЬСКИЙ ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ - НА ТЕЛЕЭКРАНЕ
 
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ «ТОЧКА А»

от 19.06.2014
https://www.youtube.com/watch?v=XfLSOiP3Loo

от 16.06.2014
http://www.youtube.com/watch?v=ctK_9ZqbV1k


АРХАНГЕЛЬСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ

"АВТОГРАФ ДНЯ"

от 19.06.2014
http://www.youtube.com/watch?v=MUjq6sGlvbE#t=105


АРХАНГЕЛЬСКИЙ ТРАЛФЛОТ: СВЕЖАЯ РЫБА – ДЛЯ СЕВЕРЯН

 19 июня журналисты региональных СМИ побывали в рыбном порту ОАО «Архангельский траловый флот». Поводом для поездки стала разгрузка судов, прибывших с грузом свежевыловленной рыбы.

Напомним, в конце прошлого года новым собственником предприятия стало ООО «Вирма», входящее в состав Северо-Западного рыбопромышленного консорциума. Между правительством Архангельской области и компанией-инвестором заключено акционерное соглашение. Тогда же было заявлено, что траловый флот будет переведён в разряд современных и рентабельных предприятий.

Что изменилось с тех пор? Действительно ли старейший на Севере России флот миновал период кризиса и взял курс на модернизацию? Как выполняются социальные обязательства перед работниками?

Ответы на эти вопросы журналисты смогли получить прямо в порту, где сейчас под разгрузкой стоят несколько судов.

— Одно из главных условий, которое предусматривалось соглашением – не допустить массового увольнения работников, – рассказал генеральный директор ОАО «Архангельский траловый флот» Алексей Заплатин. – Ответственно заявляю, что как такового сокращения не произошло. Часть людей были трудоустроены на суда других флотов, некоторые вышли на пенсию. Всего за полгода заработная плата на предприятии выросла более чем на треть, достигнув 40 тысяч рублей. В настоящее время модернизируется инженерная инфраструктура, приобретается современное холодильное оборудование, закуплено новое судно. В перспективе ожидается заход в порт под разгрузку траулеров, принадлежащих рыболовецким колхозам.

По словам Алексея Заплатина в этом году порт сможет переработать более 20 тысяч тонн рыбной продукции. На сегодняшний день квота на вылов рыбы выбрана почти наполовину, поэтому АТФ с оптимизмом смотрит в будущее. Одно из важных условий эффективной работы – поддержка предприятия правительством области.

Рыбные деликатесы – к столу северян

Ещё одно приоритетное направление, обозначенное собственником – развитие переработки. После длительного простоя заработал рыбоперерабатывающий завод, выпускающий продукцию высокого качества.

На прилавках архангельских магазинов вновь появилась рыба горячего и холодного копчения, филе и пресервы местного производства. Особая гордость работников завода – мороженые стейки трески, настоящее лакомство для гурманов.

— Не вызывает сомнений, что предприятие развивается в правильном направлении, – подвёл итог руководитель агентства по рыбному хозяйству Алексей Коротенков. – Сейчас активно идёт поставка продукции на архангельский берег, загружен рыбоперерабатывающий завод. Вектор развития, заданный инвестором, даёт уверенность в том, что все условия акционерного соглашения выполняются, и на прилавках наших магазинов будет преобладать продукция отечественного производства.

Пресс-служба Губернатора и Правительства Архангельской области.
19.06.2014


http://dvinanews.ru/-hdkww003


«КОНОТОП» НАКОРМИТ...

Очередной траулер привез продукцию в Архангельск. А в рыбном порту снова заработал рыбоперерабатывающий завод

 Утро рабочего дня на Маймаксанском грузовом участке началось уже с привычной суеты возле ошвартованного у причала судна.
ПСТ «Конотоп» пришел в порт поздним вечером 18 июня. Остаток суток на его борту шло оформление необходимых для выгрузки документов.

Грузовые операции начались ровно в 8.00. С ритмичной монотонностью стрела портового крана то разворачивалась в сторону «Конотопа», то опускалась в сторону холодильных складов. С палубы слышались команды сигнальщика: «Майна! Стоп! Вира!» И, повинуясь его голосу, из судового трюма появлялся еще один поддон с рыбой. На ровно уложенных пакетах можно было рассмотреть штамп: «Треска свежемороженая, потрошеная. Изготовитель — траулер «Конотоп». Описав плавный полукруг над причалом, поддон оказывался на площадке у ворот склада. Автопогрузчик бережно поднимал его и увозил внутрь.

А кран тем временем снова зависал над трюмом. Там, внизу, в грузовом трюме, докеры рыбного порта укладывали на поддон следующую партию коробов.

Капитан рыболовного судна Николай Звягин сообщил: — Наш промысловый рейс начался совсем недавно, мы вышли в море из Мурманска 30 мая. Уже на следующий день приступили к рыбалке в восточной части Баренцева моря. Группа из шести судов Архангельского тралфлота, среди которых недавно полученный траулер «Холмогоры», работает там и сейчас. Промысловая обстановка стабильно высокая, в сутки мы добывали в среднем 48 тонн рыбы. На 17-е сутки полностью забили трюмы, это около 550 тонн, и получили указание следовать на выгрузку в Архангельск.

В порт мы привезли 560 тонн рыбы: треска, зубатка, камбала, палтус, пикша. Кроме того, 17 тысяч банок консервов «Печень трески» и 29 тонн рыбной муки. Выгрузку заканчиваем 20 июня, после бункеровки топливом, получения снабжения и продуктов выходим в море. Планируем, что промысел закончим в августе, если рыбалка не «скиснет». После набора трех грузов, как указано в рейсовом задании, производится смена экипажа.

В таком режиме трудятся экипажи всех судов «Северо-западной рыболовной компании». Новый собственник применил эту практику и к судам тралфлота. То есть рыбаки заинтересованы в эффективной работе судна и всех его служб.

В рыбном порту в тот же день побывала представительная комиссия из областного комитета по рыбному хозяйству и управления Архангельского тралового флота. После посещения траулера и склада-холодильника комиссия знакомилась с тем, как сегодня работает рыбоперерабатывающий завод АТФ. После длительного простоя он снова начал выпускать продукцию.

Проводя экскурсию для гостей по цехам завода, его директор Алексей Филев пояснил, что предприятие рыбопереработки еще выходит на плановую мощность. Сегодня ежедневно в магазины Архангельска, Вельска и Котласа они отправляют около одной тонны продукции.

Это рыба горячего и холодного копчения, вяленая и соленая, филе и пресервы. Особая гордость работников завода — мороженые стейки трески, настоящее лакомство для гурманов. С учетом стабильной поставки сырья завод намерен увеличить выпуск рыбных продуктов, как и три-четыре года назад, до трех тонн.
Подводя итог поездки в рыбный порт, руководитель агентства по рыбному хозяйству Архангельской области Алексей Коротенков сказал:

— Соглашением между правительством области и новым собственником тралфлота предусмотрено, что не менее 25 процентов выпускаемой рыбопродукции будет отправляться в Архангельск. Такое условие обозначено в программе обеспечения рыбой населения региона. Сегодня мы убедились, что эти условия выполняются. Архангельская область получила от тралфлота около пяти тысяч тонн рыбы как донных, так и пелагических пород. Есть уверенность, что траловый флот будет доставлять рыбу в наш порт и в дальнейшем. Кроме того, нет сомнения, что будет загружен сырьем рыбзавод, а работой по ремонту траулеров — база технического обслуживания флота.

Владимир СОКОЛОВ.
«Правда Севера» №101 от 21.06.2014

АТФ: НА ПУТИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ

На маймаксанском грузовом участке флота на разгрузке стоят два судна.

 Всего одновременно разгружаться в маймаксанском порту АТФ могут четыре судна, об этом журналистам рассказал руководитель порта Максим Дрегало.

В порту стоят не только суда АТФ, но и других компаний, например, одновременно с разгрузкой судов АТФ, идёт выгрузка рыбы с траулера «Ягры», принадлежащего компании с одноименным названием.
Работа кипит, ведь траулер должны разгрузить до воскресенья, чтобы он снова ушёл в море на промысел.

Вопросов к главному поставщику рыбы на прилавки столицы Поморья много. Но, пожалуй, самый главный из них — сокращение рабочих. Ведь из 23 единиц флота, осталось только пять кораблей — остальные на металлолом. С сокращением флота ожидаемо и сокращение рабочих: докеров и моряков. Но уже в мае у людей появилась надежда на дальнейшую успешную работу порта, когда новое руководство купило траулер «Холмогоры».

Генеральный директор АТФ Алексей Заплатин перед журналистами не лукавит, рассказывает, что сокращение действительно планировалось — проблем у флота было много, когда новый руководитель встал у штурвала. «Мы боялись, что не успеем модернизировать холодильные установки и у докеров просто не будет работы, но мы поняли, что Маймаксанский участок нужен нам как воздух, нашли средства и сокращения рабочих удалось избежать», — рассказывает новый владелец.

Не только не сократили докеров, но и увеличили численность рабочих. Максим Дрегало сообщил, что на сезонные грузовые работы набрано дополнительно десять человек.
Ещё одним показателем того, что жизнь в порту налаживается, является практически полная загруженность холодильных камер, откуда рыба интенсивно отгружается потребителям, а на подходе ещё два судна. Поэтому работать нужно быстро — места в доках расписаны до конца года.

На данный момент с начала навигации уже выловлено более 37 тысяч тонн рыбы: трески, пикши, окуня, зубатки, путассу, скумбрии, сельди и других. Квота по вылову освоена уже на 44%. И есть уверенность, что квота на год будет выбрана.

Модернизация АТФ требуется, планируется, но на всё денег пока не хватает. «Наша задача сейчас восстановить то, что было, — рассказывает гендеректор. — Куплено судно, восстановлен док - он выведен из аренды, запущены все холодильники кроме одного. Мы рассчитались практичеки со всеми долгами. Есть сейчас только один кредит коммерческого банка».

Область и АТФ тесно сотрудничают. «Проблем нет, потому что у нас с правительством Архангельской области общие интересы», — констатирует Алексей Заплатин.

Руководитель агентства по рыбному хозяйству Архангельской области Алексей Коротенков подтвердил, что разногласий по акционерному соглашению у правительства и нового руководителя — нет. Новым собственником выполняются два главных пункта соглашения: не сокращать численность работников флота более, чем на 5 % и сохранить поставки рыбопродукции на территорию Архангельской области не ниже 25%.
На прилавках Архангельска свыше 85 % продукции АТФ.

Как уже говорилось, не только суда,принадлежащие АТФ, заходят в порт. «Мы готовы обрабатывать сторонние суда, ждём рыболовецкие „колхозники“, готовы принимать и другие виды генеральных грузов», — рассказывает руководитель маймаксанского порта Максим Дрегало.

Журналистам при посещении порта удалось пообщаться и с капитаном траулера АТФ «Конотоп» Николаем Звягиным, который рассказал о работе в море.
Промыслом судно занималось 17 суток и сейчас выгружает улов. С приходом нового собственника изменилась длительность рейсов. Если раньше в море траулеры уходили на 100-120 дней, то теперь длительность рейса составит около 90 дней.

Хочется верить, что АТФ выйдет на новый уровень, сохранит рабочие места и Архангельск и дальше будет славиться рыбным промыслом. Ведь ещё полтора года назад завод был на грани закрытия. Сейчас он вновь обеспечивает горожан работой и рыбной продукцией.

Анна Морозова, "Двина-Информ".
19.06.2014


http://www.dvinainform.ru/economy/2014/06/19/25292.html


ЛОВИСЬ РЫБКА - И ТРЕСКА, И СКУМБРИЯ

После двух месяцев простоя рыбоперерабытывающий завод АТФ выпускает около 10 тонн переработанной рыбы в месяц.

 На территории Маймаксанского грузового участка (МГУ) Архангельского тралового флота рыбоперерабытывающий завод работает с 2001 года. Ассортимент широкий — рыба холодного, горячего копчения, соленая продукция, мороженая, начали делать вяленую.

Причём для переработки используются проверенные временем технологии. Новые технологии, которые позволяют рыбу коптить быстрее, на самом деле только «пахнут дымом», да ещё и насыщены химическими добавками. Даже человек, не являющийся гурманом, сможет отличить качественно копчёную рыбу от другой.

Здесь на заводе используется более трудоёмкая, менее рентабельная система....как следствие — меньше продукции, но это продукция АТФ — она коптится на экологически чистых опилках, без химии.
Завод простаивал два месяца, до этого полтора года перерабатывал не только продукцию АТФ, как результат — был потерян покупатель. Теперь сбыт налажен. Завод перерабатывает около 10 тонн рыбы в месяц, к концу года стоит цель — 25 тонн в месяц. В лучшие времена завод перерабатывал до 70 тонн.

«Будем расширятся по СЗФО, но продавать в розницу большое количество продукции завод не будет, — рассказывает гендиректор ОАО „АТФ“ Алексей Заплатин. — Я считаю, что рыбодобывающая и рыбоперерабатывающая компания не должна в больших объёмах заниматься розничной торговлей».

Анна Морозова, "Двина-Информ".
20.06.2014


http://www.dvinainform.ru/economy/2014/06/20/25296.html




АТФ сегодня:

– промысловые суда
– рыбный порт в Архангельске

– собственная судоверфь с доком

– рыбоперерабатывающий завод

– учебно-тренажерный комплекс "Белокаменка"

– технический центр

Подробная информация
в разделе "Услуги"
АО "АРХАНГЕЛЬСКИЙ
ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ"
Россия, 163030, г.Архангельск,
пр. Ленинградский, 324
ТЕЛЕФОН: +7 (8182) 42-18-65
ФАКС: +7 (8182) 42-18-70
E-MAIL: flot@oaoatf.ru
ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ В АРХАНГЕЛЬСКЕ
10 марта 1920 года Приказом Совета народных комиссаров в Архангельске было организовано Беломорско-Мурманское управление рыбных и морских промыслов при Архангельском губернском совете народного хозяйства («Областьрыба»). Ему передали национализированные траулеры: 6 – архангельского рыбопромышленника Беззубикова, 6 – Архангельского Центросоюза. Первым под флагом РСФСР ушел 29 июня из Архангельска на промысел траулер Т-30 под командованием капитана Микеля Андреевича Викмана. Эта дата традиционно считается днем рождения первого государственного тралового флота России – Архангельского.




  2010 © “Архангельский траловый флот”. Все права защищены.
Использование информации, размещенной на этом сайте,
допускается только с письменного разрешения администрации проекта.
Разработка - “Монарх” , nick